ЗУБНАЯ ЩЕТКА ДЛЯ… КОРОЛЕВЫ - ОМАК ЧОРЕВЕ

— Чуть не забыл, — с порога поспешил сообщить Омак, — а честно говоря, и забыл даже — спасибо, что спросили о других моих идеях. Едва вспомнил, как должно работать это устройство: надо опять его начертить…

Это первое интервью в жизни 33-хлетнего парня, и ему во что бы то ни стало хотелось донести до собеседника главное — самое главное, ради чего его пригласили в редакцию. Омак прекрасно владеет несколькими языками. Высшее образование — философ-востоковед — получил в Бурятии. Работал на таможне, в тувинском агентстве по внешнеэкономическим связям, переводчиком в Москве. В первопрестольной наблюдал, как китайские инвесторы возвели и запустили целый завод.

Всё это, конечно, очень интересно, но — не то. Не главное.

Омак Чореве, простой и скромный тувинский парень, изобрёл уникальную зубную щётку. Не просто придумал новую модель: запатентовал её. Вполне возможно, если бы не досадные препятствия, щётка Омака уже могла бы поступить на рынки Соединённых Штатов.

И это не фантазии.

— Твоя щётка — высокотехнологичная модель. Её не стыдно преподнести в подарок не кому-нибудь, а королевской особе.

Так идею Чореве оценили солидные американские бизнесмены, которые предложили тувинскому изобретателю сотрудничать: организовать совместный бизнес по производству зубной щётки нового поколения. Американцы, как известно, народ предприимчивый, а особенно те, кто всю жизнь посвятил бизнесу. Они запах больших денег чувствуют за версту. И пока дома друзья и знакомые подтрунивали над Омаком, наивно грезившем о невозможном, как им казалось, — о собственной фабрике, западные «акулы» уже набрасывали схему развития бизнеса и подсчитывали, какую прибыль можно с него получить.

В борьбе за выживание

Родом Омак из Шагонара. Там отучился шесть классов, потом поступил в тува-турецкий лицей. Вырос в частном доме, на земле. Работы по хозяйству всегда хватало, да и интернета в конце 80-х — начале 90-х у российских школьников не было. Поэтому развлекали себя подвижными играми на свежем воздухе и тем, что делали своими руками. Мастерили бумеранги, воздушных змеев. Занимались в кружках, фотографировали, конструировали. Гоняли на велосипедах, ломали их, потом сами же чинили.

Омак довольно рано пришёл к мысли, что любое устройство можно усовершенствовать. Сделать его более удобным. Всё, что надо для этого, — включить фантазию.

— Когда человек живёт на земле, — подтверждает Омак, — ему приходится много двигаться, думать, мастерить. Городская квартира — она как теплица. На земле иначе: надо бороться за выживание. Ходить за водой, ухаживать за животными, сено косить. Когда мужчина растёт в таких условиях, он более приспособлен к жизни.

Омак приспосабливался творчески. Вот он видит, как дедушка надсажает спину, вынося со двора набежавшую с крыш дождевую воду, и придумывает целую систему отводов, по которым дождевые струи уже бегут упорядоченно с крыши дома на крыши хозяйственных построек и оттуда — прямо в огород. И удобно, и полезно. Вот мастерит на крылечке отчего дома нечто вроде пандуса, чтобы родители в его отсутствие легко закатывали в сенки тачку с водой.

О жизни в лицее Омак вспоминает с благодарностью. Ребят там приучили к спартанской выносливости, а загружали так, что мозг в их головах кипел. У Омака в этих условиях активизировались и его изобретательские способности.

И коровы не жалко

Он заканчивал лицей, когда однажды перед сном его осенила чудная мысль: а ведь сделать удобнее можно и обыкновенную зубную щётку. Ну а почему нет? Скажем, зубная паста вполне могла бы содержаться в самой щётке. Во-первых, это логично и удобно, во-вторых, это могло бы послужить даже некоторой экономии времени. Мы ведь утром всё делаем чаще всего в спешке, а сколько, если задуматься, мы совершаем мелких манипуляций в процессе чистки: в одну руку берём щётку, в другую — пасту, надо отвинтить крышечку, выдавить пасту на щетину, снова завинтить крышечку, убрать тюбик и только потом следует чистка. А ведь этот процесс можно оптимизировать, размышлял мальчик.

Некоторое время спустя, взбудораженный мыслями, которые теснились у него в голове, он сел за стол и написал письмо в редакцию журнала «Юный техник». Изложил три свои идеи: одну — для военной авиации, вторую — для тяжёлого машиностроения, и — щётку.

Через пару месяцев из «Юного техника» пришёл ответ. Оказалось, сообщали мальчику, что то, что он придумал для самолётов-истребителей, уже применяется в российском самолётостроении. И вторая его идея хороша, однако — чересчур трудоёмка. А вот щётка, отметили в письме, это задумка весьма благодатная. Такую, например, можно было бы брать в походы, в поездки и всё такое прочее.

Трудно сказать, что больше потрясло подростка — то, что ему вообще ответили, или что его идею одобрили авторитетные для него люди, но с того момента с мыслью о щётке он уже не расставался. Он рисовал чертежи, представляя, как может выглядеть эта универсальная щётка и как она должна работать.

В первой модели, которую юноша детально разработал, паста должна была подаваться через специальный канал прямо на щетину — как он и представлял тогда, в лицее. Изобретение своё парень решил запатентовать. Стал интересоваться, как это можно сделать. Оказалось, прежде чем получить патент, изобретение необходимо проверить на новизну. Для этого нужно нанять патентного поверенного, который удалённо выполнит так называемый мировой поиск на новизну и пришлёт запросчику отчёт. Процедура оказалась недешёвой. Однако домашние Омака поддержали: продали корову, и нужную информацию удалось купить. Омака ждало разочарование. Оказалось, что щётки, подобные той, которую он придумал, давно уже придумали до него. В мире, оказалось, получено около 60 патентов на разного рода инновационные зубные щётки. Первую такую изобрёл американец ещё в 1942 году.

Информацию о патентах парень тщательно изучил и пришёл к выводу, что его щётка всё же отличается. И он с ещё большей энергией взялся за чертежи.

Скоро Омак понял, что в своём первоначальном виде щётка недолговечна. Паста, имеющая свойство засыхать, быстро забьёт канал и испортит мелкие детали, шестерёнки, которые приводят механизм в действие. Так не годится, решил юный изобретатель, и продолжил размышлять. Было это в 2006 году. К 2008-му была готова видоизменённая модель, которая стала не только надёжнее, но и удобнее. В этом же году Омак наконец запатентовал своё детище. Правда, не как изобретение, а как полезную модель.

Это была его первая крупная победа.

Понятно, что молодому человеку не терпелось подержать свою щётку в руках и заработать на ней. Поэтому свой патент он решил продать. Назначил цену и выложил проект на виртуальный патентный аукцион: авось кто-то заинтересуется?

Съездил в Китай — посетил фабрику, где производят зубные щётки. Посмотрел. Понял: всё — реально. Поинтересовался: не возьмутся ли за его проект? Китайцы не взялись. Объяснили: чтобы работать не только со щёткой, но и с пастой, нужны специальные условия, нужно разрешение министерства здравоохранения — всё это непросто.

В России Омак с трудом разыскал только одного человека, который занимается выпуском самых примитивных щёток. Его производство тоже не имеет необходимых мощностей. Оказалось, что большинство зубных щёток на наших прилавках — импортные. Омака, по его признанию, это шокировало. Но — факт остаётся фактом.

Через океан

Летом 2012 года через мировую паутину Омака разыскали американцы. Солидные бизнесмены, уже преклонного возраста, занимающиеся выводом на рынок новых продуктов. Когда-то в молодости они работали в команде Стива Джобса. Это они продали народу первый джойстик. А сейчас как раз интересуются созданием инновационной зубной щётки. Инженеры над щёткой бьются, но всё у них что-то не срастается. Что мы делаем не так? — интересовались бизнесмены у тувинского изобретателя. Омак работу западных инженеров изучил и посоветовал: вот так и так. Американцы поохали, но вняли: и о чудо, работа пошла на лад.

Бизнесмены способности нашего парня оценили и предложили: а давай делать бизнес вместе. А давайте, согласился Омак. Так и пошло: Омак даёт идеи, координирует, контролирует, а тамошний инженер выполняет. Решили ввести Омака в новое предприятие одним из учредителей.

Скоро щётка так преобразилась, что сегодня в ней с трудом угадывается тот первый прототип, который в 2003 году Омак мечтал запатентовать. Это высокотехнологичный предмет из современных материалов, который, как мы уже знаем, не стыдно подарить королеве.

Однако не суждено было вот так, без препятствий, изобретению Омака воплотиться в Америке. Скоро закончились инвестиции, которые бизнесмены вместе с Омаком вкладывали в развитие проекта, наступил кризис в отношениях между странами, в результате чего даже выехать в США стало проблемно, и проект было решено заморозить. На неопределённый срок.

* * *

Казалось бы, вот каких ребят поддерживать бы нашему государству. Вот в кого вкладывать деньги. Чтобы не утекали перспективные умы и разработки за границу, где на них, как на дрожжах, будут распухать карманы тамошних миллиардеров.

Омак не надеется ни на кого, кроме себя. Ни у кого не просит денег. Сам зарабатывает и вкладывает в свою мечту столько, сколько может. Его не раз уже упрекали: дескать, живёшь какими-то глобальными фантазиями. А жизнь идёт. Дома две дочки подрастают, их кормить надо. Найди, советуют, стабильную работу и успокойся уже, живи как все. Помечтал — и хватит.

Так-то оно, может, и так, но скажите, многие ли из тех, кто живёт вот так запросто по схеме «работа–дом–работа», просыпаются ночами от распирающих голову идей — и не глупых каких-нибудь фантазий, а таких, которые имеют прикладную ценность, к которым прислушались бы серьёзные инженеры? Многим ли из них есть о чём поговорить с производителем пылесосов, потому что пылесос, оказывается, тоже можно сделать функциональнее, и даже предложить конкретный способ — как?

— Самое главное, — говорит Омак, — это чтобы в тебя поверили. Когда американцы в меня поверили, я понял, что на правильном пути. Что все эти 15 лет — с 1998 года — я занимался тем, чем надо. Не зря. Изобретателя надо подтолкнуть, поддержать, остальное — дело техники. Грамотный юрист, инженер, финансовое вложение — и всё. Пойдут продажи, и дело закрутится.

…С Омаком нам пришлось повстречаться дважды. Второй раз — чтобы наш фотограф сделал его портрет. Парень с порога радостно сообщил: вспомнил! Есть ведь ещё одна мысль — не просто мысль, а уже продуманная система. Если взяться за неё всерьёз, отработать и внедрить в производство — мы можем создавать автомобили, которым не просто не понадобится бензин. Да, они будут работать на электричестве, но им не нужна будет даже подзарядка. Если этим заняться — случится целая революция.

Для людей, конечно, это был бы щедрый подарок. Вопрос — интересны ли такие разработки воротилам бизнеса, нефтяным магнатам, оказывающим влияние на государственную политику?

В этом плане зубная щётка — идея по-детски безобидная и, как точно пронюхали американцы, «лежащая на больших деньгах». Но чтобы взрастить это денежное дерево, надо рискнуть удобрить его финансовыми вложениями. Только рисковать надо по-крупному: суммами в десятки тысяч долларов. На чьей земле поднимется это дерево?

А Омаку мы пожелаем терпения. И ещё — ни в коем случае не опускать руки. Это святая обязанность каждого человека — реализовать дар, который дан ему в этой жизни.

Виктория КОНДРАШОВА

ТУВИНСКАЯ ПРАВДА

comments powered by HyperComments