Надежда Наксыл - Женщина, которая читает стихи

В 1935 году Великий Хурал Тувинской Народной Республики принимает решение об организации государственного Тувинского театра. Впрочем, театра еще нет, театральная студия появится только в следующем году. Но через 80 лет после решения Хурала, мы уже можем говорить о легендах тувинского театра.

Сказка про Надежду

Точнее, о них говорит сам театр. Запущен проект «Легенды Тувинского театра». И первое выступление «живой легенды» состоялось в пятницу на сцене театра «Тет-а-Тет».

Этой легендой стала Надежда Наксыл. Безусловно, у разных актеров есть свои поклонники. И кто-нибудь может сказать, что в первых рядах должны быть более заслуженные и именитые актеры. Они все будут. Конечно. Просто Надежда сейчас в Кызыле, а через несколько дней вернется в Москву, опекать студентов театрального вуза.

Пока на сцене никого нет, смотрим на декорации. Они волшебные. И создавались для сказки о любви. Но в спектакле они смотрятся иначе. Главный художник театра Шалык Начын ухитрился так скомпоновать их, что получилась новая сказка, сказка про Надежду Наксыл.

Дружеский шарж на Надежду

Однажды на капустнике молодые актеры изображали пародию на Надежду. Девушка с мечтательным взором меланхолично бродила по сцене и читала стихи. И вроде было похоже. Да – главный жанр, в котором Надежде нет равных, – это декламация поэтических произведений. Но девушка-пародистка не смогла передать яростную энергетику Наксыл.

Сейчас на сцене она читала «Бахчисарайский фонтан» на тувинском языке. И все герои были видны без перевода. Вот – Зарема, вот – Мария. Настоящая страстная Зарема. Это произведение Надежда читала на Пушкинском фестивале в Москве, в Доме актера. Председатель жюри - Сергей Юрский, спросил: «Где вы учились? Вы так хорошо читаете!» Заслужить одобрение такого актера было непросто. А Надежда тогда заняла второе место.

И сейчас этот «Бахчисарайский фонтан» прозвучал в Туве. Впрочем, не только он. В тот вечер была и баллада Роберта Рождественского о зенитчицах, и стихи Эдуарда Мижита, и отрывок из «Повести о светлом мальчике» Сарыг-оола.

Стихов было много, и этому все были рады.

Надежда - педагог

А потом, конечно, вопросы. Ну, понятно – когда и как, какие первые роли. Саму Надежду очень порадовал вопрос зрительницы Юлии Донгак. Точнее, не сам вопрос, а удивительно хороший язык девушки: «Как будто это не девочка, а старый человек говорит, такой правильный красивый язык».

Но это в ней, конечно, «проснулся» педагог.

Сейчас Надежда в Москве преподает студентам из Тувы тувинский язык. Впрочем, и не только. Здесь же – экскурс в историю театра имени Кок-оола, и рассказы о знаменитых актерах. То есть, у нее в Москве уже есть свой проект о Легендах тувинской сцены. Вот только студенты, наверное, не понимают, что она и сама уже – легенда.

А она их опекает и пестует. И больше, чем они, огорчается в случае какой-либо неудачи. Они для нее все красивые и талантливые. Один педагог как-то ее спросил: «А кто из студентов, на ваш взгляд, покажется более красивым именно тувинскому зрителю?» И она не смогла ответить. Все красивые. Потом, вынужденно, назвала одну из девушек, и тут же начала сомневаться: у этой – необыкновенные глаза, у другой – очень тонкие черты лица, третья – статная и стройная… Ну, право же – все красивые.

Надежда – прабабушка

Недавно она стала прабабушкой: «У меня появилось ясное солнышко». Она обожает эту кроху, будет без конца рассказывать о том, как ребенок улыбнулся, как радуется ее приходу. Но, ничего не поделаешь, надо ехать на работу опять.

И тут же переключается на другую тему. Говорит о том, например, что она попросила по возможности сшить нашим студентам национальные костюмы, и директор театра Станислав Ириль это быстро все организовал и прислал. Теперь студенты других студий тоже начали себе шить национальную одежду.

Кстати, наших студентов в институте называют «самой интеллигентной группой», они никогда не пререкаются с педагогами, не спорят и не дерзят.

И опять про свою правнучку…

Возраст Надежды

Есть такое понятие – «великие старухи» Малого театра. Это, например - Гоголева и Турчанинова. Они были великолепны и неотразимы. Гоголева – это Леди Мильфорд в пьесе Шиллера «Коварство и любовь», герцогиня Мальборо – в пьесе Э. Скриба «Стакан воды». Их возраст был виден, и они несли его не только с гордостью, но и с некоторым пренебрежением к «малолеткам».

А в Туве такого не бывает. Тувинские актрисы не имеют возраста. Их возраст – это возраст их героинь. В восстановленном «Хайыраан боте» она играла Хорлу - жену шамана. У них нет детей - «сидят как два ворона». Предположительно жене шамана было 50 лет – весьма почтенный возраст для того времени. А потом – в Кюльтегине – красавицу, китаянку-наложницу. Своего рода – тувинскую Мату Хари. И там она уж совсем не похожа на унылую ворону!

Да она и не думает о возрасте – возраст сам путается и не может ее догнать, заблудившись в переплетениях сыгранных ролей.

Вот такая она – легенда тувинского театра, Заслуженная артистка РТ Надежда Кууларовна Наксыл.

И. Качан

Газета Плюс-Информ

comments powered by HyperComments