ЮЛИЯ ХИРБЭЭ. Я ВСЁ СМОГУ И ВСЁ СУМЕЮ

ЛЮДИ ЦЕНТРА АЗИИ
ЦА №6 (19 — 25 февраля 2016)
Я всё смогу и всё сумею, все трудности в жизни преодолею», – это девиз школьница из села Самагалтай придумала для себя в пятнадцать лет и с тех пор упорно следует ему. Всё, чего уже успела в свои двадцать восемь лет добиться Юлия Романовна Хирбээ, результат этой простой, но очень важной фразы.
А достичь ей удалось многого: сначала титул Дангыны – первой красавицы Тувы, затем гран-при Международного конкурса национального костюма и творчества «Хрустальная корона ЮНЕСКО-2015» в номинации «Театр мод», звание «Лучший дизайнер Тувы», за которым последовал грант главы республики для поддержки малого бизнеса – швейного цеха «Дакиня». В нем рождаются особые наряды для юных воспитанниц модельного агентства «Урянхай».
Своих учениц Юлия учит тому, что твердо усвоила сама: уверенность в себе – залог успеха.
Почувствовать себя богиней
– Юлия, что означает слово дакиня?
– Богиня – так оно переводится с тибетского языка.
– Очень многообещающее и многообязывающее название. Ваши клиентки действительно получают в швейном цехе «Дакиня» то, в чем чувствуют себя высшими существами?
– Надеюсь на это. По крайней мере, расставание с заказчицами всегда заканчивается позитивом.
Так как швейный цех открылся недавно – в 2014 году – за это время у нас было двадцать клиенток. Большинство из них заказывали наряды для дочек. И только пятеро из них – для себя.
– Помогаете определиться с выбором?
– Обязательно. Например, заказчица приходит с фотографией платья и просит сшить ей точно такое же. А я вижу, что оно не будет сидеть на ней идеально. Поэтому предлагаю свой вариант. И женщины охотно соглашаются.
Недавно поступил интересный заказ на женский деловой костюм с национальным колоритом. На днях закончила его эскиз – это обязательное условие перед пошивом. Думаю, клиентка также останется довольной: учтены и ее пожелания и индивидуальные особенности.
– Во сколько же обходится такой наряд?
– Всё зависит от бюджета заказчика. Если не поскупится на качественную ткань и оригинальную фурнитуру, то один костюм будет стоить от десяти до пятнадцати тысяч рублей.
– Довольно дорогое удовольствие получается.
– Для качественной и, самое главное, эксклюзивной вещи – вполне приемлемая цена. Такие вещи всегда дорого стоят. Разве на сшитой именно на вас, подчеркивающей все достоинства и скрывающей недостатки фигуры одежде можно экономить? Убеждена, что в гардеробе каждой любящей себя женщины должен быть хотя бы один сшитый на заказ наряд, в котором она почувствует себя богиней.
Урянхайские принцессы
– Понятия дизайнер и модельер нередко путают. Я правильно понимаю, что дизайнер придумывает нечто совершенно новое, а модельер работает уже с готовыми решениями, видоизменяя детали под свой стиль?
– Совершенно верно. Дизайнер создает концепцию одежды, придумывает новую форму, новую идею. А модельер занимается разработкой уже придуманного, к примеру, длиной рукава или изделия в целом, формой воротника, декорированием.
– Вы себя к кому из них причисляете?
– К дизайнерам. Но хотя мне и присудили титул «Лучший дизайнер Тувы», назвать себя состоявшимся мастером не могу. Еще есть чему учиться и куда стремиться.
– Лучшим дизайнером Тувы вы стали в прошлом году, победив в первом республиканском конкурсе дизайнеров, портных, мастеров-изготовителей аксессуаров и дополнений «Арт-стиль». Итог конкурса стал для вас неожиданностью или закономерностью?
– Честно скажу: на победу не рассчитывала. Вначале даже не собиралась участвовать, так как была на восьмом месяце беременности, которую очень тяжело переносила. Но когда рассказала о конкурсе моим девочкам-моделям, те просто загорелись. Поэтому пришлось в срочном порядке готовиться.
Мы даже не знали, какой призовой фонд будет. Просто шли наудачу. Награждение проходило через несколько дней после самого конкурса, и когда объявили победителя, я просто растерялась. Вышла на сцену, где вручили сертификат, мельком взглянула на него и глазам не поверила: подумала, что получила тридцать тысяч рублей, а оказалось – триста тысяч. Это был грант Главы Тувы Шолбана Валерьевича Кара-оола, выделенный для поддержки малого бизнеса.
– На конкурс вы представили две коллекции: «Сияние шелка» и «Урянхайские принцессы». Именно принцесс высоко оценили члены жюри. С такой оценкой полностью согласна: костюмы, музыкальное сопровождение, модели – всё было на высшем уровне.
– Спасибо за теплые слова. Эта коллекция была задумана четыре года назад. А посвятила ее памяти любимого человека. Он у меня всегда ассоциировался с древним воином, такой же мужественный и бесстрашный. Во времена Чингисхана мужья, сыновья и братья уходили в дальние походы, а в аймаках оставались только старики, дети и женщины. На их плечи ложилась вся посильная и непосильная работа.
Этой коллекцией хотела показать, что нежный, ранимый и слабый прекрасный пол в нужный момент может стать сильным, выносливым и отважным. Мои модели в этих нарядах предстают перед зрителями как матери, защитницы и царицы.
Необходимая трансформация
– Центральный костюм вашей коллекции – белое одеяние царицы. Довольно смелое решение, учитывая, что национальные костюмы, в том числе и тувинский, такой короткой длины никогда не имели.
– Не раз приходилось выслушивать замечания по поводу моих дизайнерских решений. Насчет наряда царицы скажу, что он идет в ансамбле с чулками-ботфортами, сшитыми из той же ткани. Поэтому оголенных ног практически не видно.
А насчет трансформации скажу, что тувинская национальная одежда давно стала стилизованной. Исконный костюм тувинцев очень простой, тоны – халаты – различались только по сезонам: зимние, летние, весенне-осенние, а также по возрастным особенностям. Например, детский тон был очень простым халатом, у девушек он был поскромнее, чем у замужних женщин.
Понятно, что такая несложная одежда не заинтересует нынешних маленьких и больших модниц. Они хотят чего-то яркого и красивого.
Знаю, что противники трансформации костюма к этому непримиримо относятся, доказывая, что ничего изменять нельзя. Поэтому считаю, что тут нужно работать в двух направлениях: сохранить исконную тувинскую одежду и одновременно создавать прекрасные стилизованные костюмы. Необходимо не забывать свою историю, но в то же время не стоять на месте, а развиваться.
– Не станет ли тогда тувинская стилизованная одежда походить на такую же других тюркских народностей?
– Этого не надо бояться, потому что у каждого народа в костюме есть принадлежащие только ему элементы. Например, у бурят шапка похожа на лотос, у монголов в женских национальных костюмах всегда наличествует жилетка.
Наш тувинский стилизованный костюм также надо сделать таким, чтобы у него была своя изюминка. Затем запатентовать бренд, чтобы во всем мире знали, что это тувинская одежда. Вот над этим я и работаю.
От идеи до коллекции
– Из скольких нарядов состоит одна коллекция?
– Это, как минимум, пять костюмов. Но их может быть и десять, и пятнадцать.
– Много времени уходит на ее подготовку?
– До полугода. Сначала нужна идея. К примеру, в своей новой коллекции хочу подчеркнуть талию. Затем начинаю рисовать эскиз. Вслед за этим определяюсь с материалом и цветовой гаммой. В коллекции всегда должен быть один главный наряд. Поэтому вначале нужно создать именно его. Остальные в одной тематике идут как его дополнение. Когда эскизы созданы, приступаем к кройке и шитью.
У меня есть примета: первый наряд должен шиться только на модель со спокойным и ровным характером. И тогда все пойдет, как по маслу.
Когда создавала первую коллекцию, совершила большую ошибку: все костюмы были пошиты индивидуально на каждую модель. В результате та коллекция повторно уже не использовалась. Потому как модель сегодня есть, а завтра ее нет. И подобрать другую девушку с такими же параметрами невозможно. С тех пор все наряды шьются на одну модель сорок четвертого – сорок шестого размера.
– Сколько метров ткани уходит на один костюм?
– От пяти до пятнадцати метров. В зависимости от того, с подкладом он или без.
Наряд из одной коллекции никогда не повторяется в другой. Он будет отличаться орнаментом или украшениями, в зависимости от того, что я, как дизайнер, хочу передать зрителю. Но материалы, к сожалению, могут повторяться, потому что в Кызыле нет большого выбора. А чтобы выехать за пределы республики, тем более за границу, и купить нужную ткань, честно признаюсь, средств не хватает.
Если и удается поехать в Монголию или Китай, то покупаю по минимуму. Потому что там цены на качественные материалы такие же высокие, как и в России. Поэтому на создание одной коллекции уходит сто пятьдесят – сто шестьдесят тысяч рублей.
– Через интернет-магазины ткани заказывать не пробовали?
– Нет. Чтобы понять, подходит ли мне материал, должна его потрогать, пощупать, ощутить его структуру. К сожалению, Интернет такой возможности не дает.
– Счет коллекциям ведете?
– С 2012 года создала восемь коллекций. Сейчас работаю над очередной. Но чувствую, что она как-то с трудом продвигается. Такого прежде не было.
Научиться любить себя
– Значит не только поэты и писатели испытывают муки творчества?
– Да, такое и в дизайнерском деле бывает. После того как победили в конкурсе «Арт-стиль», сразу же хотела приняться за новую коллекцию. Но вот прошло уже полгода, а у меня ничего нет. В голове, конечно, есть мысли, но нарисовать пока ничего не получается. Но это временные трудности, они пройдут. Некоторые зарисовки уже есть и, главное, мне удалось купить нужные ткани.
– Где закупались?
– В Китае, и как раз на средства полученного гранта. Он был выделен на расширение швейной мастерской «Дакиня». Оказалось, что оформление гранта – довольно хлопотное и очень ответственное дело. Нужно быть зарегистрированным индивидуальным предпринимателем, не иметь долгов по взносам ни в пенсионном фонде, ни в налоговой службе. У меня была небольшая задолженность по страховым взносам, поэтому пришлось срочно ее погашать.
Через шесть месяцев после получения гранта, я должна отчитаться о том, что он использован по назначению, предоставив все финансовые документы. У меня с этим всё в порядке: кроме тканей, приобрела стол для раскроя, стулья, зеркала, две швейные машинки, так что теперь их в цехе четыре. Есть и утюг-прессовка.
Вопрос с оборудованием решен, но теперь другая сложность – с помещением. То небольшое, что арендовала, теперь уже не вмещает и цех, и модельное агентство «Урянхай», которое открыла в 2012 году.
– Модельное агентство – школа холодных красоток?
– Нет, главная моя задача – научить воспитанниц быть уверенными в себе. Потому что уверенность – это залог успеха во всём.
Сейчас так много закомплексованных девочек и девушек. Все их проблемы связаны с неприятием самих себя. В таких случаях есть два выхода: родителям нужно обратиться к психологу или же записать дочку в модельное агентство, где ее научат любить себя.
Интервью Юлия Манчин-оол с Юлией Хирбээ «Я всё смогу и всё сумею» войдёт тридцать первым номером в шестой том книги «Люди Центра Азии», который после выхода в свет в июле 2014 года пятого тома книги продолжает готовить редакция газеты «Центр Азии».


Фото:
1. Последний штрих в одеянии величественной царевны. Юлия Хирбээ и ее воспитанница, модель агентства «Урянхай» Эремаа Седип-оол. Кызыл, 13 февраля 2016 год. Фото Василия Балчый-оола.
2. Сестры Жасмин и Асель Ооржак в эксклюзивных нарядах от дизайнера Юлии Хирбээ. Кызыл, 2014 год.
3. Уверенность – залог успеха Первый состав младшей группы модельного агентства «Урянхай». Кызыл, 2012 год.


Газета «Центр Азии»

comments powered by HyperComments